Не обращая внимания на давление и слухи, распространяемые о нем конкурентами, чемпион мира-2019 уверен, что может осуществить необходимые реформы и изменить любимый спорт миллионов украинцев к лучшему.

В разговоре с OBOZREVATEL Дмитрий рассказал об одной из основных проблем в украинском биатлоне, из-за которой у нас нет соответствующей смены поколений, а также признался, планирует ли соревноваться в этом сезоне на Кубке мира.

– Дмитрий, когда вы приняли для себя решение баллотироваться на должность президента Федерации биатлона Украины?

– Решение не принималось спонтанно. Будучи опытным спортсменом, давно думал о том, что в биатлоне созрели изменения и определенные реформы, чтобы он начал развиваться. И со своими коллегами по команде, и с тренерами мы неоднократно обсуждали, что нужно что-то менять, двигаться дальше, развивать биатлон на местах.

И когда началась эта история, что Владимир Брынзак больше не планирует баллотироваться, я поговорил со своими единомышленниками, коллегами, тренерами и людьми, которые сейчас в моей команде, и пришел к выводу, что у меня есть амбиции, есть силы, чтобы изменить сложившуюся ситуацию в украинском биатлоне. И принял решение попробовать свои силы в борьбе за пост президента ФБУ.

Популярные статьи сейчас
31-летняя девушка сделала из себя куклу для утех и теперь жалуется на осуждения: "Это тело должно существовать" Как отмыть темные рукава и карманы у пуховика: 2 способа без стирки и химчистки Катя Лозовицкая рассказала о грязи на шоу "Холостяк", жалко только Топольского: "Я впервые заплакала" Самый дешевый способ обогреть дом без отопления и света: обойдется менее чем в 20 грн
Показать еще

– А какие первоочередные проблемы вы увидели в украинском биатлоне?

– Сейчас основная проблема состоит в том, что федерация не работает с регионами, и мы потеряли много своих спортсменов из-за того, что происходила натурализация биатлонистов из других стран. В сумме это дало то, что у нас сейчас нет смены поколений, а некоторые поколения спортсменов просто отсутствуют. Если так будет продолжаться и дальше, то в скором времени можем столкнуться с тем, что некого будет выставлять на старт на Кубке мира или Кубке IBU.

Поэтому одна из основных проблем в том, что не происходит развитие регионов и нет от всеукраинской федерации той поддержки, которая была бы нужна.

– Кто поддержал вас в решении побороться за должность главы ФБУ?

– Конечно, семья. Мы много говорили об этом с женой, с родителями и моими ближайшими родственниками. Они, наверное, видели, как я живу биатлоном и как горю к тем, чтобы здесь что-то изменилось. Они были первыми, кто меня поддерживал.

Конечно, меня поддержали в команде и вообще большинство биатлонистов со всей Украины. Я общался с ними на эту тему. Не могу сказать за всех, но большинство выразило мне эту поддержку. Даже давали какие-то советы, рассказывая, что они ожидают от меня и что они хотели, чтобы я сделал в первую очередь для спортсменов, которые находятся в сборной.

Болельщики, как только узнали, что я выдвигаю свою кандидатуру, писала в личных сообщениях и так выражали свою поддержку. Конечно, вдохновили меня больше работать в этом направлении и все-таки баллотироваться.

– Откуда взялась идея развеять мифы, о которых вы недавно писали в своем Instagram? Например, что вы молоды для президента ФБУ.

– Ну, знаете, когда я выставил свою кандидатуру и весной заявил об этом официально, многие из нынешнего руководства федерации и поддерживающих их начали распространять мнение среди тренеров, представителей регионов и делегатов, что я слишком молод, что у меня нет команду и опыта руководства – то есть, те мифы, которые я озвучивал и развеивал. Я считаю, что это совсем не так.

И вообще Украине нужно отходить от этих совковых стереотипов, что молодой человек не может руководить, что нужно обязательно иметь определенный опыт, чтобы возглавлять какие-либо организации.

И то, что распространялись такие слухи, что я вроде бы не мог найти спонсоров или не умею договариваться, стало настораживать. Поэтому я решил, что нужно расставить определенные точки над "і" и развеять эти мифы, чтобы люди понимали, что на самом деле не такой страшный волк, как его рисуют, и молодые люди тоже многого достигают и могут работать в тех или иных областях не хуже более опытных.

– Но в самом начале истории с выборами, не было ли сомнений, что вы все-таки еще слишком молоды и неопытны и лучше еще немного побегать на биатлонных трассах?

– Конечно, иногда есть такие мысли, что, возможно, еще нужно было посоревноваться, но профессиональный спорт не вечен, с каждым стартом и каждым годом я понимаю, что конец уже близок. Даже сейчас я вынужден пропускать часть сбора из-за того, что у меня проблемы со здоровьем, беспокоит колено. И понимаю, что рано или поздно из спорта надо будет уходить. А когда я выставил кандидатуру на выборы, то понял, что завершение карьеры уже близко.

Честно, я даже не задумывался над тем, что я слишком молод для этой должности. Для меня было главным, чтобы была сильная команда, которую я могу объединить и с которой смогу работать и решать те проблемы, которые есть в федерации. Главное, чтобы рядом были профессионалы, с которыми мы встречаемся, обсуждаем и даже дискутируем по тому или иному вопросу. И это нормально, потому что бывает, что только в дискуссиях рождаются какие-то решения. Поэтому мне важно было иметь сильную команду профессионалов, которые где-то, возможно, уже работают на биатлон, связаны с ним.

Мне только 31 год? Ну это как посмотреть – только 31 или уже 31. Поэтому главное – желание. И я считаю, что вместе с сильной командой я смогу справиться с таким вызовом.

– С какими моментами вы столкнулись в предвыборной кампании?

– Вот с этими мифами и столкнулся (улыбается). Столкнулся с тем, что происходит определенное давление на тренеров. И имеющих собственное мнение пытаются не допустить к отчетно-избирательной конференции, хотя эти люди действительно живут биатлоном. И выдвигают в делегаты, например, директоров школ, которые комплексно подходят к проблемам биатлона и где-то не разбираются во всех тонкостях.

Еще больше начал общаться со спортсменами, судьями и тренерами. Столкнулся с тем, что проблем действительно намного больше, чем я даже думал. И с одной стороны это меня огорчает, что их так много, а с другой – мотивирует работать больше и делать так, чтобы всех этих проблем не было.

– Вы определили для себя направления развития биатлона на ближайшие четыре года?

– Я почти 20 лет в этом спорте, и эти годы дают о себе знать. Можно сказать, что я уже слился с биатлоном, поэтому знаю все его проблемы – от самого низкого уровня и до топ-спортсмена. У меня жена сейчас работает тренером по биатлону. И я вижу на ее примере, что сегодня проблемы те же, что были тогда, когда я начинал заниматься. К сожалению, за эти 20 лет мало что изменилось. Поэтому с весны я много общался с тренерами и судьями и знаю об их сетованиях и о том, что им нужно.

Конечно, я готовлю программу развития биатлона – как я ее вижу, как видит моя команда. Мы для себя определяем основные цели и пункты, над которыми нужно работать в первую очередь, уже сейчас. Чтобы начать двигаться и запустить некоторые реформы в биатлоне, чтобы он начал развиваться.

Есть пункты, рассчитанные на более длительный период и требующие более глубокого изучения. И даже определенные изменения в нормативных документах и законодательстве. Кстати, уже готовятся изменения, касающиеся пневматического биатлона. Мы работаем над каждым пунктом программы, чтобы реализовать его максимально качественно, быстро и без ошибок.

– Могли бы вы рассказать о своей программе?

– Конечно, когда я буду выступать перед членами ФБУ на отчетно-выборной конференции, то полностью объявлю программу и представлю свою команду. Но сейчас этого сделать не могу, потому что работа над программой еще не закончена. Мы каждый день еще обсуждаем важные пункты и направления работы, состав команды и кто какую нишу будет занимать. Еще дискутируем и работаем. И в первую очередь, это должны услышать члены ФБУ на самой конференции.

Но, конечно, независимо от результатов голосования, я готов рассказать всем болельщикам и любителям биатлона об основных направлениях программы и составе своей команды. Чтобы болельщики, являющиеся большой нишей и составляющей украинского биатлона, знали, в чем он сейчас нуждается и какие пути решения тех или иных проблем нужны.

– Биатлон – достаточно затратный вид спорта, и государственного финансирования не всегда хватает на все нужды команд, да и работу федерации также необходимо как-то финансировать, а для этого нужны спонсоры. Вы ведете какие-то переговоры, или, возможно, у вас уже есть спонсоры и партнеры, которые готовы помогать?

– Да, вы правы, что биатлон – это достаточно дорогой вид спорта, и он нуждается не только в государственном финансировании. Но сейчас национальная команда полностью финансируется государством, которое обеспечивает все учебно-тренировочное сборы, участие в соревнованиях. Даже покупку определенного инвентаря закрывает правительство.

И задача федерации – это дополнительные расходы на те программы, на которые государство не может выделять деньги. Или иногда бывают такие моменты, когда нужно очень быстро купить или оплатить переезд для спортсмена или какое-то лечение. И из-за определенной процедуры, бюрократии, государство просто не может быстро на это реагировать. В тот момент необходимо, чтобы включалась федерация и обеспечивала эти потребности.

Конечно, федерации необходимо иметь средства, определенный бюджет. И для меня было одним из основных пунктов, чтобы спонсоры и партнеры заинтересовались моей должностью и поняли, что украинский биатлон нуждается в помощи. И я столкнулся с тем, что очень много людей, спонсоров, крупных фирм готовы помогать нашему спорту. Но для них важно, чтобы деньги действительно шли на биатлон и была определенная прозрачность расходов этих средств.

Сейчас мы с командой провели переговоры с несколькими крупными компаниями, готовыми предоставить, я вам скажу, достаточно значительные суммы украинскому биатлону. Сейчас мы и дальше ведем переговоры со спонсорами. И я думаю, что наш биатлон даже в такое тяжелое для страны время не останется без дополнительного финансирования.

Также нам следует помнить, что всеукраинская федерация всегда получает дотации, определенную помощь от международной федерации биатлона. И это позволяет и будет позволять в будущем финансировать те проекты и ту помощь, в которой нуждается наш биатлон. Это происходило до полномасштабной войны, а после 24 февраля помощь увеличилась.

К примеру, все лето все учебно-тренировочные сборы команды А обеспечивала международная федерация и Министерство молодежи и спорта. И всегда были какие-то программы финансирования от IBU – на развитие биатлона, на закупку инвентаря. А когда был ковод, я знаю, что выделялись большие суммы на борьбу с ним, на тестирование и т.д.

– Вы будете лично присутствовать на конференции?

– Да, я планирую быть на конференции и озвучить всем делегатам свои направления программы и команду. Такого конкретного пункта, что обязательно нужно присутствовать, нет. Но я думаю, что и для делегатов, и для моей команды будет лучше, если я физически буду там и смогу выслушать вопрос делегатов.

– Вы планируете еще соревноваться в этом сезоне, если станете президентом федерации?

– Конечно, целое лето я готовился к этому сезону, поскольку сначала ФБУ приняла решение о переносе выборов, которые должны были состояться уже после окончания военного положения. Но потом она почему-то спонтанно решила их проводить. И где-то потому, что все это время я готовился и команда тоже на меня рассчитывает, думаю, что независимо от результатов выборов, я с удовольствием помогу сборной. Возможно, еще сезон буду выступать, чтобы подстраховать и передать определенный опыт своим коллегам по команде.

Но, конечно, если мы выигрываем выборы, это решение мы примем вместе с президиумом и моей командой. Посмотрим на вызовы, которые будут стоять перед нами, насколько я смогу совмещать по ходу сезона эту работу.

Нам нужно понимать, что в принципе федерация и министерство уже зарядили команду на сезон, все организовано. Поскольку основная работа как федерации, так и спортсмена, проходит весной и летом, когда идет подготовка к сезону, а зимой мы уже пожинаем плоды этого труда. Потому, думаю, в любом случае, если у меня сильная команда, то она сможет меня подстраховать.

И в телефонном режиме 24/7 мы с командой сможем решать проблемы, которые перед нами будут стоять. Но конкретное решение мы уже примем вместе в зависимости от того, каков будет результат выборов.