Специализированная антикоррупционная прокуратура прогнозируемо в четвертый раз закрыла дело "Роттердам+", поскольку сроки досудебного расследования давно истекли и ни одного доказательства за более 4 лет расследования найдено так и не было.

Об этом заявила Ирина Одинец, адвокат экс-главы НКРЭКУ и бывшего подозреваемого по этому делу Дмитрия Вовка.

"Каких - либо новых доказательств быть не может, потому что формула не действует уже 2 года, то есть все, что могли собрать, уже собрано и это «все» не может быть достаточным для обвинения в суде», - заявила адвокат.

Она подчеркнула, что последние полгода НАБУ пыталось сохранить лицо, обвиняя во всем прокурора Виталия Пономаренко. Когда же по их требованию прокурора было заменено, новый процессуальный руководитель заново оценил материалы дела и пришел к аналогичному выводу – закрыть дело за отсутствием состава преступления.

«То, что детективы НАБУ выпрыгивают из штанишек понятно, поскольку после такого масштабного пиара и затраченных на процесс миллионов гривен налогоплательщиков, очень некрасиво выглядит что в деле нет доказательств», - добавила Одинец.

Популярные статьи сейчас
В украинцев массово горят холодильники: как уберечь технику во время отключений света О штрафе ТЦК расскажет мобильное приложение: что придумали для уклонистов Украинцев, которые откладывали доллары или евро заставят заплатить штраф: 20% от суммы Пенсионерам назначили к выплатам дополнительные 940 гривен: кто первый в списках
Показать еще

Напомним, 20 мая САП уже в четвертое закрыла дело «Роттердам+» из-за отсутствия в нем состава преступления. Первый раз дело было закрыто еще 27 августа 2020 года. Затем аналогичные решения принимались в январе и марте 2021 года.

Эти решения также были подтверждены Офисом генерального прокурора и высшим Антикоррупционным судом Украины.

В начале мая офис генпрокурора удовлетворил просьбу НАБУ и заменил прокурора по делу для повторного объективного изучения материалов дела.

Расследование дела "Роттердам+" длилось более 4 лет. В этот период было проведено более 10 государственных и международных экспертиз, которые все подтвердили экономическую и юридическую обоснованность формулы.

Соответственно, в ходе расследования не были установлены ни убытки от действия формулы, ни пострадавшие.