Публичная реакция НАБУ на решение прокурора о закрытии дела «Роттердам+» ставит под угрозу институт независимости прокуратуры и подрывает доверие к антикоррупционной системе в целом.

Такое мнение высказал совладелец адвокатского объединения «Бебель, Демура и партнеры» Алексей Бебель.

«Что значит, принял решение, не посоветовавшись с детективами НАБУ?! А спрашивается какого рожна он должен с ними советоваться? Он затем и поставлен чтобы принимать самостоятельные решения», - прокомментировал юрист информацию о закрытии дела в социальной сети Facebook.

Он подчеркнул, что в целом подобные заявления следствия рушат доверие к системе правосудия.

«Что это за пассаж о некоем прокуроре, который готов подозрения подписать и вручить, а потом в суд направить. Во-первых, он что там своими рассуждениями делиться? Так пусть в НАБУ на работу переходит, если что не так. Принимает решение старший по делу, а не тот, кто подходит детективам. А в случае оправдательного приговора возмещать ущерб будет прокуратура или он самостоятельно ответит?», - добавил юрист.

Популярные статьи сейчас

Владимир Дантес застрял в кресле и насмешил Надю Дорофееву: хорошо откормила

Жена Виктора Павлика Репьяхова снова оказалась в больнице после родов: "Мне стало хуже"

"Холостячка" Мишина отгуляла свадьбу: "Горько молодым!"

Главное за ночь: Юля Зайка рассказала об интиме с Заливако, украинка родила в лесу, Ротару "отбила" режиссера у Пугачевой, роковой взрыв газа

Показать еще

Напомним, это 4-е закрытие дала «Роттердам+» из-за отсутствия в нем состава преступления. Первый раз дело было закрыто еще 27 августа 2020 года. Затем аналогичные решения выносились в январе и марте 2021 года.

Эти решения также были подтверждены Офисом генерального прокурора и Высшим антикоррупционным судом.

В начале мая Офис генпрокурора удовлетворил просьбы НАБУ и заменил прокурора в деле для повторного объективного изучения материалов дела.

Расследование «Роттердам+» длилось более 4 лет. В этот период было проведено свыше 10 государственных и международных экспертиз, которые все подтвердили экономическую и юридическую обоснованность формулы. Соответственно, в ходе расследования не были установлены ни убытки от действия формулы, ни пострадавшие.