Формула ценообразования на уголь "Роттердам+" принесла исключительно выгоду для государственного бюджета.

Об этом сообщил экономический эксперт Борис Кушнирук.

"Как раньше, так и сейчас утверждаю, что никаких судебных перспектив это дело не имеет. Потому что речь идет не об убытках, а наоборот-о выгоде для госбюджета. Потому что в результате внедрения ценообразования на уголь для производства электроэнергии на базе индекса «Роттердам+» государственные шахты начали получать больше средств за свой уголь, а из госбюджета выделять меньше средств, чтобы покрывать их убыточности», - сообщил эксперт на своей странице в Facebook.

Однако несмотря на 4-е закрытие дела "Роттердам+" при отсутствии состава преступления, Кушнирук сомневается, что спекуляции относительно формулы ценообразования на уголь окончательно прекратятся.

«Не уверен, что этот мыльный сериал с названием: «Уголовное расследование внедрения «Роттердам+», а точнее - дерьмо, в которое в свое время кто-то втянул Директора НАБУ господина Сытника, уже завершился», - добавил экономист.

Популярные статьи сейчас

Украину засыпало снегом, погода сошла с ума в сентябре

Зима отменяется, но расслабляться не стоит: в Украине потеплеет до +18, сколько ещё продлиться второе лето

Отпахал в колхозе за минимальную пенсию: в стаже украинцев нашли хитрую лазейку

Ольга Сумская показала супруга, который ей изменяет: "Спасибо"

Показать еще

Напомним, 20 мая САП уже в четвертое закрыла дело «Роттердам+» из-за отсутствия в нем состава преступления. Первый раз дело было закрыто еще 27 августа 2020 года. Затем аналогичные решения принимались в январе и марте 2021 года.

Эти решения также были подтверждены Офисом генерального прокурора и высшим Антикоррупционным судом Украины.

В начале мая офис генпрокурора удовлетворил просьбу НАБУ и заменил прокурора по делу для повторного объективного изучения материалов дела.

Расследование дела "Роттердам+" длилось более 4 лет. В этот период было проведено более 10 государственных и международных экспертиз, которые все подтвердили экономическую и юридическую обоснованность формулы.

Соответственно, в ходе расследования не были установлены ни убытки от действия формулы, ни пострадавшие.