Как можно оценить нынешнюю ситуацию в отношениях между президентом Украины и Конституционным судом, когда деятельность КСУ фактически парализована? Этот вопрос в программе «Что дальше?» на канале «Знай 24» рассматривает министр юстиции Украины в 2010-2013 годах Александр Лавринович.

«То, что сейчас КСУ не работает, пожалуй, можно назвать позором Украины. Однако не стоит думать, что это первый подобный случай в истории нашей страны, что это нечто принципиально новое. Ещё более фантастическая ситуация сложилась в 2007 году. Тогда президент Ющенко отменил указ своего предшественника Кучмы о назначении Сюзанны Станик судьёй КСУ. Тогда УГО блокировало здание Конституционного суда и не пускало туда судей. Всё произошло из-за указа президента о назначении досрочных парламентских перевыборов, который был издан с превышением полномочий», - напоминает гость программы.

По его словам, подобные конфликты между главой государства и Конституционным судом – дело для Украины не новое, но от этого они не становятся менее абсурдными и незаконными.

«В Украине понятия «парламентская республика» и «президентская республика» очень относительны. Здесь что угодно можно называть как угодно. Но сейчас мы наблюдаем явно неконституционное сосредоточение власти в одних руках. Впрочем, я не думаю, чтобы Зеленский стал менять Конституцию – ему это просто не нужно», - считает Александр Лавринович.

Ранее, как сообщает Знай.ua, он допустил возможность судебного преследования служащих ВСУ за участие в АТО, и призвал принять закон, который сделает это невозможным.

Популярные статьи сейчас

Настоящие имена и фамилии Дантеса, Саниной, Джамалы, Тины Кароль: Камалия "порвала" всех

Настя Каменских загипнотизировала формами в "дырявых" колготах: "Идеальная фигура"

Юлия Мендель откровенно призналась, почему ушла от Владимира Зеленского: "Колоссальная нагрузка"

Дзидзьо после развода со Slavia вышел в свет с известной блондинкой: "Невероятная красотка"

Показать еще

Также Лавринович заявлял, что Ульяна Супрун в качестве и.о. министра здравоохранения не имела права участвовать в политических акциях.