Ресторатор Усама Кафа рассказал Сергею Дойко в новом выпуске программы «Личность», как бизнесу удалось выжить во время локдауна.

«До того, как ввели локдаун, все считали меня строгим и справедливым. Сейчас считают жестким. Некоторые люди поняли это как лояльность и мягкость, но это не так абсолютно. Я никогда никого не увольнял, просто даю человеку право: пусть выбирает, будет работать или не будет. Но я скажу с гордостью: в нашей компании 22 года работает костяк, который образовался с самого дня основания», - рассказывает Кафа.

О локдауне он отзывается как о шторме.

«Я всегда говорю, что последствия будут не во время шторма, когда идут волны, а после того. Это то, что мы имеем на сегодняшний день. Я всегда делал главный удар на команду, и думаю, что сделал хорошую ставку. Было время, когда рестораны вообще не работали. Это длилось полтора года. Мы ни у кого ничего не брали, обязательства накопились. Но мы понимали, что главная проблема – в головах. Это факт, нужно его пережить. Каким образом? Мы описываем ситуацию, ставим дорожную карту и все. Самое главное – не отвернуться спиной, в глаза смотреть», - отмечает ресторатор.

«Я собираю команду и рассказываю: вот так, так и так, давайте справедливо смотреть. Мы так действуем и так. И мы все работали. Запретов нет, но некоторые гуляли на балконе с телефоном. Денежный вопрос тоже очень важен. Во время локдауна мы не могли давать в полном объеме то, что нужно. Есть люди, которые патриотически относятся к компании, есть другие. Я всех понимаю», - признается Кафа.

Популярные статьи сейчас
Платить за электроэнергию нужно по-новому: поставщик услуг предупредил потребителей Пенсионеров заставят вернуть часть выплат: есть всего 10 дней Пересечение границы станет квестом: пограничникам дадут полную свободу действий – будут проверять всех Свет будет целый день: в "Укрэнерго" обрадовали украинцев
Показать еще

Знай.ua сообщал, что У более богатых стран есть деньги, чтобы компенсировать своему бизнесу потери от локдаунов, - Яли.

Также Знай.ua сообщал, что Бюджет нашей страны сейчас в полной печали, - Завальнюк.