Об этом он сказал в программе Евгения Рыбчинского «Ще не вмерла UA».

«Немцы и французы настаивают на выполнении Минских договоренностей. Но эта формула для Украины проигрышна. Нам нужна формула «Друзья Украины против Путина и против Москвы». А сейчас выглядит так: бизнес-партнеры Путина против Украины. Поэтому этот так называемый Нормандский формат, который существует, и этот Минский процесс нужно уже давным-давно закрывать», - говорит он.

И то, и другое показали свою неэффективность. Надо создать что-нибудь новое.

«Украине нужно извлекать козырную карту Будапештского меморандума. Должно быть создано содружество государств по Будапештскому меморандуму со странами, выступившими нашими гарантами, кроме Московии. Московия отпала после Тузлы, когда еще тогда посягала на нашу территориальную целостность. Великобритания и Соединенные Штаты должны сидеть за столом переговоров. Я не отрицаю, что там могут быть Германия и Франция», - рассуждает политик.

Немцы держатся в стороне от этого процесса. Но заявления немецких политиков очень не проукраинские, как и их постоянные визиты в Москву. Бывший канцлер каким-то чудом оказывается на высоких должностях в Газпроме или других российских богатеньких наблюдательных советах.

Популярные статьи сейчас
ПриватБанк установил новый лимит на снятие наличных: какую максимальную сумму выдают банкоматы "Жить до зарплаты, издеваются...": украинцы с картами "ПриватБанка" теряют все, балансы нулевые Начинка больше никогда не вытечет: простой способ оставить варенье, творог или мясо внутри пирожка Уже известны цены на электроэнергию для населения: чего ждать от платежек
Показать еще

«У немцев, кроме того, что есть вопросы с Украиной, есть определенные договоренности с Московией. У них еще есть конфликт, который будет продолжаться, с Соединенными штатами Америки. И это противостояние будет постоянно. И Украина вообще для них просто какой-то остаточный фактор», - говорит Тягнибок.

Также Знай.ua сообщал мнение Соломона Манна, что после ухода Ангелы Меркель с поста канцлера ФРГ роль Франции в политике Европы будет решающей.