Новая эпоха наступает для всех – но не все к ней готовы. Если человек не владеет механизмами нового мира, а товары уже продаются за криптовалюту, то что делать в этом случае?

Ситуацию в программе Мирославы Бобровской «А как на самом деле?» рассматривает мыслитель и общественный деятель, философ, футуролог и юрист Алексей Толкачёв.

«В своих разработках я предполагал, что мы не сможем выйти на гармоничную модель будущего, если в её основе не будет лежать ценность любви к человеку. Если мы любим человека, то позаботимся о его комфорте. Если кто-то привык к туалету на улице – пусть и дальше им пользуется. Мы тем временем будем расплачиваться криптовалютами, а кто захочет присоединиться – пускай присоединяется. В книге Тии Александер «Год 2150» в мире будущего люди общаются чуть ли не силой мысли – но есть остров, на котором сохраняется олигархический строй, преступность и другие приметы нашего времени. Ну вот нравится людям так жить – и для них существует резервация», - рассказывает гость программы.

Отмирание государства он назвал идеальным вариантом, но вовсе не самым вероятным.

«Сейчас события могут пойти в обратном направлении. Ещё пара пандемий – и мы можем закрыть границы и скатиться в новое Средневековье. Такое в самом деле возможно, потому что прогресс человечества никем не гарантирован. Но я всё же надеюсь, что значительная часть функций государства будет переходить к обществу», - резюмирует Алексей Толкачёв.

Популярные статьи сейчас

Мужчина "ожил" на своем собственном погребении: едва не засыпали землей

Красотка Кендал Дженнер в коротеньком халатике сделала неожиданную вещь: "Королева оральной красоты"

Школы осенью откроются не все: кого во время карантина отправят на дистанционное

Виктор Павлик умилил кадрами с маленьким сыном без Кати Репяховой: папочка со стажем

Показать еще

Ранее, как сообщает Знай.ua, он рассказал о том, почему Владимир Путин так долго имеет в России такую сильную поддержку.

Также Толкачёв заявил, что устройство политической жизни Украины ведёт к торжеству посредственности и серости.