Об этом рассказал эксперт по вопросам здравоохранения Анатолий Якименко в программе Алексея Толкачева «БДСМ. Болевые разговоры».

«По моему мнению, в Украине нет более пяти процентов правых людей. И она просто туда входит (коммерциализация, - ред.). Бесспорно, будет осуществлять экспансию и давление, попытки подкупа и так далее. Но должна быть выстроена система сдержек противовесов. Эта система строится на профессиональных ассоциациях», - говорит он.

Настоящие профессиональные ассоциации, по мнению Якименко, строятся на настоящем лидерстве.

«Настоящее лидерство - это этическая норма. Это репутация и авторитет. Если ассоциации будет возглавлять человек с репутацией, он будет серьезным предохранителем подкупа медицинской элиты и негативного влияния. На самом деле фармацевтическая сфера очень сильно вмешивается и негативно влияет на лечение», - рассуждает он.

Вообще, продолжает эксперт, доказательная медицина имеет очень мало отношения к положительной коннотации.

Популярные статьи сейчас

Елена Зеленская назвала самые опасные факторы, разрушающие тысячи семей в Украине: "Вы не одни"

В Украине втрое вырастут цены на масло, эксперты подсчитали, сколько будет стоить самый важный продукт после хлеба

Мост, который строят дольше, чем метро на Виноградарь и Троещину: в Украине появится "дорожный гигант"

Андрей Данилко тяжело заболел перед Новым Годом, Инна Белоконь не находила себе места: "С палочкой...."

Показать еще

«Доказательная медицина - это продолжение коммерческого либидо и этой экспансии фармгигантов. У нас почему-то считается, что доказательная медицина - это то, что доказано, и она у нас используется в положительной коннотации. Я хочу опровергнуть эту вещь. Потому что на самом деле существует множество методов лечения, эффективность которых не доказывается по причине их низкой себестоимости. Нет средств для проведения специальных исследований. Никто не даст вам деньги для того, чтобы доказать, что йод - эффективный для дезинфекции ран», - резюмирует Якименко.

Как сообщал Знай.ua, Якименко объяснил, что делать с двойной идентичностью украинцев: «Я не вижу никакой катастрофы в этом».

Также он считает, что не все русскоязычные украинцы – враги: «Надо очень осторожно относиться к человеческим чувствам».