Политтехнолог Руслан Бортник поразмышлял над тем, какой внешнеполитический курс лучше выбрать Украине, чтобы сохранить свою суверенность.

Об этом он рассказал в программе Руслана Бизяева «Культ личности».

По словам политтехнолога, украинцам нужно найти консенсус, с которым согласится большинство населения, но его нет. Худшим же вариантом развития событий Руслан Бортник называет раздел государства, что произошло с Боснией и Герцеговиной. «Но на Балканах этот шаг оказался единственной альтернативой открытой войне», - объясняет он.

В ситуации Украины, считает эксперт, многое определяют внешние игроки, в частности собираются ли они сохранять ее государственность. «Я считаю, что сохранить наше государство помог бы его внеблоковый статус», - говорит он и добавляет, что это лучший выход из ситуации.

С другой стороны, отмечает Руслан Бортник, еще лучшим вариантом было бы стать нейтральным государством, но это труднее, поскольку такой статус должен признаться всеми, а для внеблоковости государства необходимо наличие компетентных национальных элит.

Популярные статьи сейчас
Бывшая подопечная Потапа Мишель Андраде осталась с разбитым сердцем после неудачного романа: "Было тяжело" Жена Виталия Кличко Наталья засветилась в компании молоденького музыканта: готовится к чему-то особенному Алексей Арестович успокоил украинцев и признался, что рф больше ничего не оккупирует: "Мы скоро туда дойдем, мы близко" В Пентагоне объяснили зачем ВСУ отходят от Северодонецка: "Россия была вынуждена пересмотреть свои первоначальные планы"
Показать еще

В целом, рассуждает политтехнолог, могут быть еще другие варианты по поводу статуса страны. «Ведь известны такие примеры, когда государство территориально вроде бы существует, но государственности нет. Существует и вариант десуверенизации, когда все держится на каких-то договоренностях», - рассказывает Руслан Бортник.

Как сообщал Знай.ua, Бортник сравнил нынешнее положение дел в Казахстане и Украине.

Также Знай.ua писал о том, что Бортник предположил, какими будут немецко-российские отношения после избрания нового канцлера Олафа Шольца.