Об этом он рассказал на своем канале «Конституционная кухня».

Геннадий Друзенко напомнил о знаменитой речи Уинстона Черчилля «We Shall Fight on the Beaches» – «Мы будем сражаться на пляжах», которая стала переломной от миротворства в стиле Чемберлена. Эксперт имел в виду условия войны против нацистской Германии, в которой наконец Британия, Америка и СССР победили нацизм.

Геннадий Друзенко отметил, что эта речь вдохновила его написать свой текст, который, по его мнению, сейчас актуален. Главные тезисы речи юриста о том, что украинцы будут биться с агрессором до конца, несмотря ни на что.

«Сейчас, когда Путин звенит оружием у наших границ и запугивает весь мир своим ядерным потенциалом, в Мюнхене старая Европа четко дала понять Украине, что не будет защищать нас с оружием в руках, что не объявит войну России, если она на нас нападет, что Украине в обозримом в будущем не светит ни членство в ЕС, ни членство в НАТО. Но Украина – это не Чехословакия Бенеша. Мы готовы сражаться, и это наш главный месседж миру. Мы готовы сражаться за каждый метр украинской земли. Мы будем драться в городах и селах. Земля будет гореть под ногами российских агрессоров», - заявил Геннадий Друзенко.

Юрист добавил, что украинцы будут готовы сражаться независимо от того, что скажет президент, Верховная Рада или премьер-министр Украины. По его словам, если власть попытается капитулировать, ее ждет судьба Януковича.

Популярные статьи сейчас
Хлеб, мука и макароны: сколько будет стоить простой продуктовый набор в начале октября Главное за день 5 октября: деоккупация Луганщины, мобилизация слепых на россии, военный учет женщин и кровавый юбилей путина Задержка пенсий и соцвыплат: в Минсоцполитики предупредили о возможных "перебоях" в начислении выплат Самый мощный экстрасенс Хаял Алекперов назвал дату конца войны в Украине: "Я не Бог, но..."
Показать еще

Как сообщал Знай.ua, Друзенко считает, что угроза российской военной агрессии актуализировала вопрос прочности украинской институционной архитектуры.

Также Знай.ua соообщал, что Сергеев рассказал о том, изменилась ли военная организация России почти за восемь лет войны с Украиной.