Об этом он рассказал в своем блоге.

«Так случилось, что за несколько лет существования Prozorro и Государственного предприятия медицинских закупок исчезла сама идея, для чего были созданы эти институции. У нас всегда почему-то подсвечивалась коррупционная составляющая: как Prozorro и система госзакупки предназначены только для рационального использования бюджетных средств», - отметил Анатолий Якименко.

По словам эксперта, главная цель создания Prozorro и системы медицинских госзакупок – это было устранение посредников при закупке того или иного препарата или оборудования, но, по мнению эксперта, это неправильный подход, ведь не всегда посредничество является отрицательным фактором, да и вообще многое еще зависит оттого, что это за посредник.

«Коррупционная составляющая – это уже следствие, а главным почему-то злом были именно посредники», – подчеркнул Анатолий Якименко.

Как отметил эксперт, в Украине считалось, что коммерческие посредники выполняют очень негативную роль из-за того, что они увеличивают цену, а также помогают делать «откаты».

Популярные статьи сейчас
Кому не светит пенсия в 2023 году: в ПФУ назвали условия, обязательные к исполнению Главное за 14 августа: дефолт в Украине, конец Стива Мартина, Яна Соломко с бурятами, переговоры с россией и новые цены на овощи 76-летний Стив Мартин из "Розовая Пантера" и "Оптом дешевле" уходит из кино ради 9-летней дочери: "Больше не хочу этого" Андрей Шевченко, легенда украинского футбола, показал как в 44 года выглядит его жена – американская модель
Показать еще

«Но никто не замечал положительную роль посредников, как экспертов, потому что они очень хорошо знали рынок, а главное владели контактами с производителями», - сказал Анатолий Якименко.

По мнению эксперта, посредники фактически продавали свои «святи» с поставщиками с помощью добавленной стоимости, но это позволяло покупать качественную продукцию.

Как сообщал Знай.ua, политолог Рамис Юнус объяснил, что военная помощь со стороны Запада будет наращиваться постепенно.

Также Знай.ua публиковал слова Ильи Пономарева: Это не было добровольным отступлением, а было позорным бегством.