Гость «Конституционной кухни» Геннадия Друзенко – юрист, судья Конституционного суда в отставке Владимир Шаповал. Он объясняет, оправдал ли себя сильный Конституционный суд в Украине.

Относительно наделения суда широкими полномочиями он высказался так: «Я бы сказал, там некоторые глупости были еще на стадии проекта. Не совсем думали, что будет так, как получилось. Например, это официальное толкование законов было записано и в проект Конституции, это была критическая ошибка с самого начала».

Для чего официальное толкование, если Верховная Рада может изменить закон путем принятия изменений в него?

«Но сам Конституционный суд буквально на второй год своего существования принял решение, что выводы о соответствии определенным требованиям Конституции проекта закона о внесении Конституции Украины предоставляет Конституционный суд. Но эти выводы являются юридически обязывающими. Они являются обязательными для Верховной Рады», - объясняет эксперт.

И тогда в решении накрутили, что Верховная Рада внесет какое-то изменение в проект после предоставления выводов. Это опять отсылается в КС, он снова проверяет эти изменения, и так может быть бесконечно.

Популярные статьи сейчас
Повестки и проверки на улицах: ТЦК готовятся к усиленной мобилизации "Города и села будут построены заново": старец назвал время, когда Украина вернется к миру Должникам выплатят помощь, чтобы рассчитаться за коммунальные услуги: кому выпадет уникальный шанс Свет будет целый день: в "Укрэнерго" обрадовали украинцев
Показать еще

«На сегодня мы имеем феноменальное явление, я отвечаю за свои слова, мы – единственный Конституционный суд в Европе, где такие выводы обязывают парламент. Конституционный суд сам себе в руки вложил оружие, которым он может управлять конституционным процессом, убивать его или направлять», - отмечает Шаповал.

Это сделало КС конституционным монстром. И поднялись ставки за то, чтобы там были свои люди, заключает он.

Напомним, Друзенко прокомментировал увольнение главы КСУ Тупицкого.

Ранее Знай.uа сообщал, что в Украине ощущается нехватка некоррумпированных специалистов.