Об этом он рассказал в программе «Разные люди».

«Сейчас у нас нет коммуникации с российским Красным Крестом. Для нас это принципиальный вопрос из-за того, что, к сожалению, Красный Крест россии не является независимой организацией, они выполняют все указания путинского режима, с ними не о чем говорить», - объясняет Павел Розенко.

По его словам, вопрос освобождения военнопленных – это миссия и мандат Международного комитета Красного Креста. К тому же, добавляет гость программы, этой организации также нечего говорить с российским Красным Крестом, но она принимает участие в переговорах украинской и российской стороны. И вообще, подчеркивает он, вопросы гуманитарного характера на уровне общественных организаций решить невозможно, равно как и вопросы военнопленных.

«Единственная возможность сегодня спасти азовцев, единственная реальная возможность спасти их жизнь – это переговоры в гуманитарном плане между украинской и российской сторонами, обмен военнопленных или какая-нибудь другая формула. Но решить этот вопрос могут только два государства», – утверждает Павел Розенко.

Вице-президент ККУ подчеркивает, что другие не имеют к этому процессу никакого отношения и не оказывают никакого влияния на него. Кроме этого, отмечает он, в Женевской конвенции ООН по правам военнопленных говорят точно так же: есть две стороны, которые должны решать между собой этот вопрос.

Популярные статьи сейчас
Главное за 30 сентября: путин впал в бред, Зеленский подал заявку в НАТО, Каменских слила Ани Лорак, а Алина Паш услышала зов Арестович спешит на помощь накрученным украинкам: почему следует исключить вариант ядерного удара Главное за ночь: возможность ядерного удара путина, достойный удар Украины по лукашенко и "сюрпризы" отопительного сезона 22/23 Ядерная истерика и накрученные украинцы: экстрасенс Макс Гордеев дал свой прогноз на октябрь
Показать еще

Как сообщал Знай.ua, Розенко рассказал, как менялась работа Красного Креста за 105 лет его существования.

Также Знай.ua писал о том, что Сокол рассказал, почему азарт на войне – это плохо для воина.